"> Птица счастья Владимира Преображенского | Издание "В точку"

Птица счастья Владимира Преображенского

9809
11 минут
Птица счастья Владимира Преображенского

Экс-солист ВИА "Синяя птица" рассказал о своем новом проекте


Вологодский музыкант, экс-солист знаменитого ВИА «Синяя птица» Владимир Преображенский – сгусток энергии, которая бурлит в поисках новых концертов, поездок, творческих встреч.

Вот и последние годы он очень ждал, когда закончится пандемия. Окончание ограничительных мер он и его друзья, экс-солисты других прославленных вокально-инструментальных ансамблей, отметят праздничным концертом в Вологде 7 марта. Увидеть на сцене одновременно Анатолия Алешина («Аракс», «Веселые ребята»), Михаила Долотова («Песняры» п/у Л.Барткевича) и Владимира Преображенского («Синяя птица») - радость для любого меломана.

Для издания «В точку» Владимир Преображенский ответил на вопросы, которые нам давно хотелось задать этому замечательному вологодскому музыканту, работающему на сцене с детских лет. Владимир Георгиевич не отмахивался от вопросов, отвечал своим шикарным бархатным голосом четко и по сути.

О первом концерте
«Помню момент, когда понял, что у меня есть голос. Это было в пионерлагере, куда единственный раз в жизни меня отправили родители. Это было то ли после 5, то ли после 6 класса. Там был концерт, и было решено, раз мои родители артисты, я буду петь. Ну, я спел версию Робертино Лоретти «Санта-Лючию», которая была тогда на слуху. Я спел в той же тональности, что и оригинал. Честно говоря, не помню, как публика среагировала. Ведь я не следил за публикой, вообще был дворовым, настоящим пацаном, любил играть в футбол, хоккей, ездить на велосипеде. Даже когда в первом классе родители заставили меня заниматься скрипкой, это прекратилось через 2-3 месяца. Может, это была лень, но скорее, у меня была свобода во всем. Родители были на гастролях, бабушки и дедушки кормили, и я сразу бежал на улицу. Там я и вырос».

О первой зарплате
«Двор мой был в Вологде, на Гоголя, 91. Этот дом до сих пор стоит и навевает воспоминания о детстве. Напротив его располагался храм, в котором в то время находилась фабрика, которая делала валенки. Она дымила нещадно, стояла вонь, но тем не менее все были счастливы. Я рос в артистической среде. Когда стал старше, родители всегда брали меня на гастроли. Работал грузчиком, ставил декорации. Поэтому на все свои радости – на велосипеды, мячи, другие вещи – я зарабатывал сам еще в школе.

Пожалуй, самая яркая история в моей жизни, это когда моего родного дедушку причислили к лику святых. Икона великомученика Иоанна висит в кафедральном соборе Рождества Пресвятой Богородицы, где он и служил до 1937 года и был репрессирован.

Мой папа Георгий Иванович - коренной вологжанин, а мама Людмила Николаевна – из Курска. Ее звали «курским соловьем», она была вокалисткой просто от Бога, закончив музучилище при Московской консерватории. У нее был классический вокал, она участвовала во всех постановках вологодской филармонии, которая в те годы располагалась в здании театра «Теремок». Уже потом для областной библиотеки построили здание на улице Марии Ульяновой, а здание на Лермонтова, где сейчас и работают музыканты, отдали филармонии.

Родители познакомились на гастролях, для них это были вторые браки. Мой папа был конферансье. Это редчайшая профессия, которой сейчас нет. Это не юмор в чистом виде, это умение вести концерт. Конечно, кто-то использует этот жанр при ведении концерта, но тех разговорников, которых я видел в армии, уже нет. Например, был такой потрясающий разговорник-конферансье Бен Бенецианов, который так умел держать публику и так представлял артистов, что овации были еще до появления артистов. Я впитывал всю сцену в себя – как работали родители, что происходит, как работали музыканты. Потом все это очень помогло в работе ВИА «Синяя птица» и при создании других проектов».

О первом ансамбле
«Спрашиваете, как я решил заниматься музыкой? Это все мама, мама. После 8 класса - а я учился неважно - она мне посоветовала поступать в музпедучилище. Сейчас вспоминая, кто нас учил, поражаюсь, у кого мне повезло учиться: Яранцева, Сергеев, Гладышева, Кириллова. Эти «глыбы» тогда были молоды, и они нам преподавали. В музучилище и возник первый ансамбль. Сначала я хотел научиться играть на бас-гитаре, начал учиться, понял, что что-то не то. Переключился на барабан. Потом снова вернулся к бас-гитаре.

В вокально-инструментальных ансамблях уметь петь и играть должны были все. Это такой жанр, даже «Битлз» и «Роллинг Стоунз» - тоже ВИА. Моя любимая группа – «Бич Бойз». Они пели на пять голосов, и для меня это была сказка.

Четыре года в музучилище, которое я закончился в 1973 году, не прошли даром. Я научился расписывать партии. Закончил хоровое-дирижерское отделение и представлял, как формируются все партии сопрано, альтов и так далее. Конечно, большой школой для меня стал Ансамбль песни и пляски Ленинградского военного округа, где прошла моя армейская служба».

О первых победах
«По окончании военной службы мне довелось заниматься художественной самодеятельностью в вологодских училищах. Моими учениками в то время были и известные вологжанам Юра Лазаревич, Валера Пятаков. С ними я общаюсь и по сей день.

m01455_004_t.jpg

Вскоре, по убеждению мамы, я продолжил учебу. В 1976 году я стал первым студентом со студенческим билетом №1 первого курса музыкально-педагогического отделения Вологодского пединститута, но вскоре бросил учебу, так как на то время уже зарабатывал на школьных вечерах с группой «Дождь» в качестве вокалиста, а совмещать было сложно.

Иногда работал в вологодских ресторанах, разве что на подмене. В группе «Дождь», которая базировалась в Доме учителя, мы старались работать как «Бич Бойз», пели на пять голосов. В 1978 году наша группа стала первым призером череповецкого конкурса «Алая роза». За год до этого я стал лауреатом этого конкурса с группой « Авангард» Виктора Колесова. За два дня я выучил материал и спел «Не спите, парни, на рассвете». Многие до сих пор помнят мое исполнение этой песни».

О первых выступлениях в «Синей птице»
«В 1979 году я пришел на работу в Вологодскую филармонию в качестве вокалиста в ВИА «Веселый ветер» В то время уже можно было добавлять в программу иностранный материал. Чтобы это делать грамотно, в контексте, на работу приглашали режиссеров, сценаристов, аранжировщиков из Москвы.

В 1980 г. был приглашен для постановки музыкальной программы композитор, аранжировщик Теодор Ефимов и режиссер Валерий Жак, будущий директор концертного зала «Россия». Это были личности, которые заслуживают внимания. Теодор Ефимов в своем ВИА захотел сделать ставку на поющего музыканта. У него были песни, где певец мог полноценно показать всю тесситуру своего голоса. Я попал в его «концепцию», как теперь говорят. По сути, вот так я и стал солистом ВИА «Синяя птица».

В то время я исполнял даже Рэя Чарльза, на сцене мы танцевали с девчонками, все это обыгрывалось. Я в свое время очень неплохо танцевал, что и привнес в ВИА «Синюю птицу». Мы в середине песни танцевали рок-н-ролл со Светланой Лазаревой, которая тоже работала в нашем ансамбле.

Тогда все музыканты были прозападниками. Если покупали инструмент, то только американский. Мы черпали многие приемы у западных музыкантов и старались применить их на своем материале. Например, Юрий Антонов специально искал таких музыкантов. Группу «Аракс» создали, по сути, из рокеров. В итоге, аранжировки Юрия Антонова сделаны высокопрофессиональными музыкантами, которые ориентировались на лучшие образцы западной музыки. Когда «Синяя птица» записывала с Юрием Антоновым альбом, мы приезжали к нему домой, он играл мелодию, чтобы мы поняли гармонию, а аранжировку песни уже делали музыканты «Синей птицы».

vladimir_preobrazhenskij_i_sejchas_mi_vmeste_s_vami_ostaemsya.jpg
Владимир Георгиевич - четвертый справа на этом фото

В ансамбле было очень непросто. ВИА «Синяя птица» была коллективом Куйбышевской филармонии, который объединил музыкантов со всей России. Поэтому никакого столичного гонора и звездной болезни не было, была дисциплина. В ВИА «Синяя птица» меня взяли как двойника голосу солиста Сергея Дроздова, который тогда был номер один в коллективе. А так как группа работала по несколько концертов в день. Было очень непросто петь вживую, поэтому и нужен был я. К счастью, мне для восстановления нужен был всего лишь сон.

Хотя у меня было пять преподавателей в училище, и как бы они мне не ставили голос, я все равно пел по-своему. Они хотели добиться от меня классической подачи, но я пел так, как мне «Бог голос поставил». И вот несмотря на годы гастролей и работы, я по-прежнему пою. Несмотря на такое огромное количество концертов, мы не возмущались, было понятно, кому не нравится, можно уйти. Было много желающих на твое место, могли моментально заменить. Поэтому и разговоров не было, все понимали, что это удача – работать в «Синей птице», которая тогда собирала Дворцы спорта».

О первых путешествиях
«Я получал в «Синей птице» 400 рублей. Это была зарплата выше среднего. Были, конечно, еще надбавки за фондовые концерты, были возможности заработать. Я благодарен «Синей птице» за то, что посмотрел мир. Это большая школа, большая удача, что я смог побывать в разных странах. До сих пор помню 10 дней на Сейшельских островах, можно, кстати, посмотреть об этом документальный фильм «Синяя птица» на Сейшелах», он есть в сети.

Разногласий с руководителями ВИА «Синяя птица» у меня не было. Они руководители, они – боги. Некоторые артисты появлялись в ансамбле, чтобы сделать свою сольную карьеру. У кого-то получилось, у кого-то нет. «Синяя птица» была проектом руководителей, которые реализовывали свой замысел. Я преклоняюсь перед Робертом Болотным. Это только его заслуга, что «Синяя птица» выпустила столько альбомов с известными и неизвестными композиторами. «Синяя птица» - это ВИА номер один в СССР по количеству шлягеров. Когда я сделал свой проект как бывший солист ВИА, то в течение 20 лет почти каждый год делал новую концертную программу, оставляя пять незыблемых хитов. Это круто, когда так много песен с изюминкой.

Все мы много сил отдали «Синей птице». Сейчас официально бренд ВИА «Синяя птица» принадлежит самарским ребятам, а мне разрешено подписывать – солист золотого состава ВИА «Синяя птица» и крупно мое имя - Владимир Преображенский. Со своим проектом я снова объехал всю страну с огромным успехом».

1.jpg

О современной музыке
«Современной музыке нужны скауты, которые ищут таланты. В наше время ведь как все происходило. Я жил в Вологде, и мы рассказывали друг о друге музыкантам, продюсерам. Вот так Свету Лазареву нашли в Краснодарском крае. Сейчас происходит саморекламирование и самовыражение. Каждый музыкант должен выразиться и довести до публики свою музыку, себя. Если она его принимает, значит, он добился своей цели. Каждый музыкант заслуживает того, что заслужил.

Когда жанр ВИА ушел и появился формат «Ласкового мая», я перестал слушать современную музыку. Она была в одном формате, абсолютно одинаковая, безэмоциональная, записанная одним инструментом. Сейчас упрощенный подход снова актуален. Слава Богу, что молодых музыкантов, горящих, играющих и поющих, очень много. Главное, чтобы скауты нашли эти молодые таланты и помогли им пробиться».

1e06e5a6-c5c4-5401-a07f-3997d803e8e1.jpg

О новом проекте
«У меня была идея, чтобы попробовать собрать старых вокалистов разных ВИА, которые до сих пор без фонограммы поют свои песни. Вот так родился наш проект, концерт которого пройдет в Вологде 7 марта в ДК ПЗ. Было сложно согласовать наши планы из-за пандемии.

Все это очень сложно, так как таких проектов громадное количество с похожим названием. Я даже начал сомневаться в правильности нашего выбора названия для нового проекта «Звезды ВИА, рожденные в СССР». Но у нас задача доказать, что люди в нашем возрасте могут петь. Петь! И, конечно, концерты наши проходят на ура. Анатолий Алешин в 73 года берет до третьей октавы. Офицеров поет «Море» Магомаева (к сожалению, он не сможет приехать в Вологду из-за закрытых границ – прим. ред.), Мишаня Долотов поет божественным, ангельским голосом «Олесю», «Березовый сок», «Беловежскую пущу». Мы получаем друг от друга громадное удовольствие.

VeYZNYzuDCE.jpg

С одним вокалистом мы не нашли общего языка – он, к сожалению, уже не может петь сам и ездит со своим звукорежиссером. В любом случае все ребята из ВИА – интересные, замечательные личности. Например, с Анатолием Алешиным общаться – просто фантастика! Толя - умудренный опытом, в том числе и опытом эмиграции, опытом возвращения в Россию, опытом молодого отца. Он, как и я, сгусток энергии. Надеюсь, что 7 марта в зале ДКПЗ в 17 часов мы порадуем вологжан и вологжанок на нашем праздничном концерте».

Фото - открытые источники, архив Владимира Преображенского





Читайте также