"> "Вороны, крапива, кислица". Что ели вологжане, чтобы выжить в годы войны | Издание "В точку"

"Вороны, крапива, кислица". Что ели вологжане, чтобы выжить в годы войны

31339
7 минут
"Вороны, крапива, кислица". Что ели вологжане, чтобы выжить в годы войны
#ОднаНаВсех

- С переходом на карточную систему снабжения населения хлебом с одной стороны и увеличением жителей в Вологде (за счет эвакуированных и военных), с другой, увеличились очереди за продуктами питания, особенно за хлебом, - сообщали сотрудники НКВД 2 октября 1941 года секретарю вологодского обкома ВКПб товарищу Комарову.

По данным сотрудников, существующая торговая сеть и, в частности, организация торговли коммерческим хлебом не отвечала потребности населения. Для того, чтобы получить хлеб в очереди, вологжане уходили из дома на ночь (!), ночевали в траншеях и под мостами.

21 сентября преподаватель 26 средней школы Вологды, чтобы занять очередь за хлебом, пришла к магазину в 4.30 утра. И, несмотря на это, она получила только 850 номер в очереди. Не выходя из очереди, Попова простояла до 19.00, а хлеба не получила.

Как зафиксировано в донесении, директор 25 средней школы вместе со своими двумя малолетними детьми простояли в очереди целый день. Он не выходил из очереди до 7 часов вечера, хлеба не получил, так как был записан 3100 номером, а магазин отпускает лишь 1,7-1,8 тыс. номеров…

Победа далась непомерной ценой. Непосильный труд и скудное пропитание дали о себе знать: наша область за годы войны потеряла 220 494 мирных граждан. Если приплюсовать боевые потери наших земляков, получается, что к концу войны наша область недосчиталась почти 400 тыс. жителей. Так Вологодская область оказалась в десятке наиболее пострадавших в годы войны регионов.

сдача_одежды_Череп.jpg
Череповчане сдают теплую одежду на фронт

Есть свидетельства очевидцев, что проблемы с хлебом и продуктами начались в Вологде в 1940 году. Вологжане писали в дневниках, что они тратили дни на поиски хлеба по магазинам. В семьях ругались, если добытчики, посланные в магазины, возвращались ни с чем. Жизнь подорожала в два-три раза. За хлебом стояли колоссальные очереди, в которых было несколько тысяч человек.

Как рассказывает Федор Копылов в научной работе «Прифронтовые города и проблема нормированного снабжения их жителей на примере Вологды и Череповца», в первые месяцы войны вологжане скупали в магазинах все, что можно. Хлеб исчез в одночасье.

Потом появилось такое явление, как мешки для хлеба. Те, кто работал на предприятиях, приходил на работу со своими мешочками. Обратно им выдали мешки с хлебом. Так было до введения карточной системы.

Карточную систему, как пишет историк, ввели в сентябре 1941 года. По карточкам можно было приобрести и другие продукты (например, 200 г муки или крупы в месяц), но хлебу уделялось особое значение.

1318793725_01.jpg

Хлеб можно было приобрести по карточной системе только за текущий и за завтрашний день. За прошедшие дни его получали лишь с разрешения торгового отдела горисполкома.

Вологжан разделили на 4 группы: рабочие и приравненные к ним, служащие и приравненные к ним, иждивенцы и дети до 12 лет.

1318793285_01.png

Рабочие и служащие в свою очередь подразделялись на две категории. К первой относились те, кто работал на предприятиях тяжелой, оборонной промышленности, на железнодорожном транспорте и так далее.

Суточная норма хлеба была такая: для рабочих - от 500 до 1000 г, для служащих – от 400 до 450 г, для иждивенцев и детей – по 300 г. В городе работали карточные бюро, которые выдавали и регистрировали карточки (без регистрации карточек в этом же бюро хлеб не выдавали).

1318793280_02.png

Историки пишут, что в Вологде постоянно происходили сбои с поставками хлеба. Хлеб быстро разбирали и в Череповце, в 1944 и 1945 годах в череповецких магазинах он был зачастую лишь до 12 часов дня.
Постоянным явлением в те годы стали очереди за хлебом. Типичную картину тех дней рисуют очевидцы. «Мы с Галей Володиной занимали очередь с самого утра, хлеб привозили только в шесть часов утра. Хлеб – «по два кг в одни руки» - выдавали в деревянном ларьке между двумя деревянными магазинами на углу Ленина и Горького», - вспоминают дети войны.

В очереди были узаконены свои правила. Родственники могли сменять уставших членов семей, а вот примазываться к знакомым в очереди было запрещено. За этим строго следили.

— Матери рано надо было на работу выходить, за хлебом не успеть, и вот я в три-четыре часа вставал и шел в очередь. Опоздаешь — хлеба не хватит. Но было интересно (маленький же!) — ночью, один иду. Магазин № 6 стоял на углу улиц Труда и Ленина. Высокое крыльцо помню. И очередь на улице — взрослые, дети. Ночь, темень. Никто из ребят не баловался: не до того было. Хлеб привозили к восьми утра, старшим в школу потом, нам — в детский сад, - рассказывал 35медиа череповчанин Альберт Леднев.

Как пишут историки, качество хлеба оставляло желать лучшего. Из-за организаторов карточной системы это был либо сырой, либо горелый хлеб. Качество хлеба в стране стало снижаться с 1943 года, Совет народных комиссаров издал постановление, согласно которому в муку при изготовлении хлеба можно было добавлять картофель в определенном процентном соотношении. Разрешалось даже продавать в счет хлеба картофель в чистом виде.

сдача_урожая_1943.jpg
Крестьяне сдают урожай, оставляя семьи голодными. Череповец

На практике, как утверждает историк Федор Копылов, руководители вологодских и череповецких предприятий не разрешали добавлять картофель в муку, поэтому качество хлеба в Вологодской области были намного лучше, чем в других регионах.

Череповецкий хлебокомбинат, кроме хлеба, в большом количестве вырабатывал сухари, значительная часть которых шла на фронт. Водочный завод освоил производство горючей жидкости, хвойных и сладких напитков.

Череповчане вспоминали, как их мучало постоянное чувство голода. 300 г хлеба им не хватало. Детям выдавали дополнительное питание в школе – пустые щи, кипяток с сахарином и кусочек в 50 г горького хлеба.

Рабочие Вологды тоже считали свое питание недостаточным. Борис Зеленин так описывал свою жизнь: «Отработав смену на заводе, шли дежурить (Зеленин дежурил в составе истребительного батальона – прим.ред.). Голодные. Чего там эти 800 граммов хлеба? За один раз съел и все. Согласия нашего никто не спрашивал: раз-два – и десять лет».
  
Администрация завода, где работал Зеленин, ввела дополнительное питание – 1-2 кружки темного калорийного пива, которые выдавались нерегулярно.

2350.jpg
Фото - cultinfo

Многие искали источники дополнительного питания. Одни сдавали кровь, другие – на бойне. Как вспоминают взрослые, рабочие бойни могли после рабочего дня отстоять очередь и получить кости, головы или «ханыгу» (соскоб с брюховины).

Череповчане ели ворон, которых стреляли в Соляном саду.

Отношение к продуктам резко изменилось. Художница Нина Железняк, которые жила в военные годы в Вологде, вспоминала, как она была счастлива, когда начальник госпиталя, где она рисовала солдат, поздравил ее с праздником Великого Октября и подарил буханку хлеба.

С каждым годом ситуация с продуктами в Вологде улучшалась, судя по воспоминаниям. Как вспоминает Нина Железняк, если в 1942 году она стояла ночами в очередях за хлебом и ела кашу, сваренную в печке из сырой ржи, то позже Союз художников прикрепил ее к буфету драмтеатра. Здесь были небольшие очереди и отоваривали «даже крупы».

Осенью 1944 года муж Нины Железняк получил на продукты карточку «Литер Б». Из Америки стали поступать банки с очень жирной тушенкой, а из Канады – двухлитровые кубические – мясные консервы. Давали еще банки с крабами, сливочное масло, крупы и сахар. Часть продуктов меняли, например, на картошку.

Особенно запоминались людям праздничные дни, потому что на прилавках появлялись разнообразные продукты. Усиленная торговля велась перед Новым годом, майскими и октябрьскими праздниками. Современники вспоминают, как в Новый год семьи готовили тазы винегрета, наливали всем по 100 гр водки и угощали друг друга кусочками хлеба.

Намного хуже ситуация была в деревнях, где голодали и в войну, и после ее окончания. В ход шли картофельные очистки, лебеда, кислица, ботва от свеклы.

Источник - издание "В точку"

Читайте также