Теракт на ЧМК

39172
8 минут
Теракт на ЧМК

Дело десятое

В июле 1989 года впервые в практике правоохранительных органов Вологодской области произошло ЧП, связанное с угрозой террористического акта.

Вымогательство немало по тем временам суммы денег – 60 тыс. рублей, а в случае отказа в удовлетворении требования – злоумышленники обещали взорвать цех Череповецкого металлургического комбината, пишет в книге «Профессия «Опер» Евгений Ворочалков.

Вернувшись 22 июля домой после напряженного рабочего дня, один из руководителей ЧМК заглянул по обыкновению в почтовый ящик. Среди газет он обнаружил странный конверт без обратного адреса и почтового штемпеля. Минуту спустя, прочитав содержимое послания, он чуть не лишился дара речи.

Напечатанное с помощью трафарета, странное послание гласило, что завод должен выплатить шестьдесят тысяч рублей. В случае отказа аноним обещал взорвать один из цехов. Намекая, что для этого все приготовлено – взрывное устройство уже установлено и в любую минуту готово к действию.



Он требовал завернуть деньги в газету и в целлофановом пакете оставить 26 июля в 23 часа 30 минут у мусорного ящика между домами (далее был указан адрес).

- Мы будем следить. Учтите наличие оружия. Не советуем нас искать. Завод и ваша жизнь дороже этих денег.

Тут же была нарисована подробная схема домов в указанном районе и место, где требовалось оставить пакет. Директору дали на размышление всего три дня, пообещав незамедлительно привести «адскую машинку» в действие, если адресат обратится в милицию.

Принимая во внимание наглость и уверенность в своей безнаказанности злоумышленников, силовые структуры Вологодчины готовились к самому худшему развитию событий.

В срочном порядке создали опергруппу из работников управлений госбезопасности и внутренних дел. Областную опергруппу розыска и захвата, по указанию начальника УВД генерал-майора Милькова, возглавил Василий Кругликов, от управления КГБ — Юрий Афонин. Проведение операции было взято под личный контроль председателем КГБ СССР.

oygIq6h8gI0.jpg

Юрий Афонин

Сначала группа занималась ответом на вопрос, кто он, автор послания? В одиночку действует или в составе группы? Где живет? Чем занимается? Откуда, если оно есть, в руки преступников попало взрывное устройство? И если оно уже установлено, кто из сотрудников ЧМК установил его?

Десятки вопросов прорабатывались одновременно. Опергруппа учитывала, что, возможно, у преступников есть везде свои «глаза и уши», действовать силовиками приходилось практически в слепую.

Незаметно провезти на территорию режимного предприятия взрывчатку не так-то просто. Оперативники понимали, что аноним, скорее всего, блефует, но все равно отнеслись к угрозе серьезно.

При полной конспирации отрабатывались все вероятные участник закладки взрывного устройства в указанном анонимом цехе, для надежности были обследованы и другие цеха предприятия. Службы наружного наблюдения взяли под негласную охрану семьи руководителей ЧМК.

Пытаясь выйти на след вымогателя по мельчайшим деталям конверта, но тоже безуспешно: аноним орудовал в перчатках, не оставив на бумаге ни отпечатков пальцев, ни микрочастиц биологического материала.

Тщательно анализировалась обстановке в городе, проверялись рецидивисты и те, кто был способен на подобные действия. В те дни от руки убийцы погибла кассир судостроительного завода. Из заводского сейфа исчезло более 60 тыс. рублей. Сумма насторожила силовиков, нет ли тут связи с вымогательством?

FfxP-63qLdQ.jpg

Начальник отдела сырья и топлива ЧМК Аветис Исраелянц

По одной версии, бывший московский генерал КГБ, обладающий экстрасенсорными познаниями, который, кстати, был советником у президента Ельцина, предсказал, что за деньгами приедет мотоциклист. Но мотоциклист так и не приехал…

Как рассказали изданию «В точку», это был не экстрасенс, а специалист по оперативной психологии¸ который прибыл в Череповец и помог организовать операцию по задержанию преступника.

- Он на 99 процентов просчитал вымогателя и угадал практически все, что им двигало, - делятся воспоминаниями организаторы операции.

Сотрудники областного угро предложили другим участникам операции свой оперативно-тактический план, построенный на мероприятиях, которых бы заставили преступника своими действиями оставить против себя улики: отпечатки пальцев, следы красящего вещества, фиксирование понятными поиска преступников денег. Без возражений и сомнений не обошлось, но другого пути, да и времени, не было.

MlQrV9yQ55o.jpg

Василий Кругликов

- Времени для реализации преступного замысла оставалось 2-3 дня, - вспоминал Василий Кругликов. Задача, которая стояла в ночь с 26 на 27 июля, была непростой, со многими неизвестными. Трудно было предсказать, сколько человек придет к месту закладки пакета, будут ли они вооружены.

Огромная, по тем временам, сумма денег могла толкнуть преступников на непредвиденные шаги. Силовики понимали, что на чаше весов – десятки, а может, и сотни жизней мирно спящих череповчан, и у них нет права на ошибку.

После отработки всех выдвинутых версий оперативного прикрытия, всех опасных при взрыве точек объекта решили пойти на операцию по созданию у преступников иллюзии успеха в реализации их замысла. То есть дать им понять, что их замысел удался, и задержать с поличным.

И вот наступил назначенный день. Готовились специальные «денежные куклы»: в начале каждой пачки были подлинные купюры, дальше – аккуратно нарезанные листы бумаги.

Аноним потребовал, чтобы упакованные в конверт деньги привезли в указанному месту личным водителем директора, причем это место находилось рядом с жилым кварталом. Появилось предположение, что у злоумышленника есть проживающие здесь же сообщники или он сам находится в одной из квартир и может наблюдать за всеми приготовлениями к операции.

Задолго до начала операции все участники и группа захвата были на месте. В указанное время во двор въехала машина одного из руководителей ЧМК, и его шофер оставил возле мусорных баков пакет с деньгами. И пошли томительные минуты ожидания. Пришлось незаметно «оцеплять» сразу несколько городских микрорайонов.

Прошли полчаса, час. Вокруг – «звенящая тишина», изредка по проходящей рядом магистрали, шурша покрышками об асфальт, проносились автомобили. К мусорным контейнерам никто не подходил.

Секундная стрелка на часах отмечала круг за кругом и, казалось, так пройдет вся ночь. Но руководители операции знали, что в подобных ситуациях нетерпении союзником не бывает. Знали об этом и члены группы захвата, ожидавшие сигнал к действию. Кажется, все было сделано, чтобы подготовка к операции прошла незаметно.

Но – почему никто не появляется? Промашка? Где и когда? Или преступники выжидают и еще раз проверяют округу? Эти мысли проносились у участников операции. Координацию сил и средств, задействованных в операции, осуществляли непосредственно Сергей Пастухов и Василий Кругликов.

abkQLF_Ddug.jpg

Сергей Пастухов

Уже глубокой ночью открылись двери одного из подъездов соседнего дома. С мусорным ведром в темноту двора шагнул черноволосый мужчина, на вид ему было не более 30 лет. Он осторожно подошел к контейнерам, высыпал из ведра мусор и вдруг…

Он начал, озираясь по сторонам, ощупывать лежащие на земле пакеты и коробки, которых было предусмотрительно оставлено много. Что это - случайное любопытство? Мужчина поднял мешок с деньгами, подержал несколько мгновений и… тут же положил обратно.

Руководитель операции Юрий Афонин, молниеносно приняв решение, дал команду задержать подозреваемого.

Мужчину задержали. Ошеломленный арестом, он сразу же признался, что действительно написал письмо с требованием выкупа.

- Он даже не понял, откуда появились сотрудники КГБ и милиции. Засады были организованы грамотно, - рассказывают участники задержания.

После задержания оперативной группе, следователям и экспертам предстояло работать всю ночь.

Закладка нескольких пакетов-«кукол» с деньгами и красящим веществом, привлечен к процессу наблюдения понятных, позволило позднее участникам групп Сахарусову, Давыдову, Егорову, в совокупности с другими доказательствами, обосновать в суде виновность преступников и привлечь его к уголовной ответственности.

Как сообщила газета Красный Север от 30 июля 1989 года, милиция и УКГБ рассказали на пресс-конференции, как именно шантажист попал в руки правоохранительных органов. За раскрытие преступления Давыдова наградили орденом Красной звезды, а других участников операции – правительственными наградами.

Анонимным вымогателем оказался работник одного из химических предприятий Череповца. На Вологодчину он приехал в поисках лучшей доли, однако жизнь не сложилась. И перед тем, как вернуться на родину с легкими деньгами, мужчина решил подзаработать именно таким путем.

Мужчина рассказал, что действовал в одиночку, взрывчатки у него никогда не было, а пакет с деньгами он взял в руки на несколько секунд лишь для того, чтобы убедиться, что он не пустой. С тем расчетом, что заберет его через час, когда окончательно стемнеет.
Запоздалое раскаяние не помогло. Отвечать за письмо ему пришлось на скамье подсудимых.

Дело рассматривалось в 1989 году, и было непросто найти данные о том, как наказали вымогателя. Дело в том, что срок хранения дела истек, поэтому оно уже уничтожено. Но копия приговора хранилась в Череповецком центре хранения документации, и пресс-служба судов Вологодской области помогла нам найти приговор.

Череповецкий городской народный суд 13 октября 1989 года признал виновным вымогателя, приговорив его по статьям «Вымогательство государственного имущества» и «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств лицом, управлявшим транспортным средством, повлекшее причинение потерпевшим менее тяжкого или легкого телесного повреждения».

Выяснилось, что вымогатель попал в ДТП в декабре 1988 года. 16 февраля 1989 года уголовное преследование по факту ДТП было прекращено, так как коллектив бригады одного из цехов сталепрокатного завода взял его на поруки. Но уже в марте преступник уволился из этой бригады…

А после того, как его поймали на вымогательстве, прокурор Вологодской области отменил постановление о прекращении уголовного преследования, и преступника привлекли к уголовной ответственности еще и за ДТП.

Суд путем сложения назначенных за каждое преступление наказаний, назначил мужчине окончательное наказание в виде 4 лет лишения свободы с конфискацией имущества и денежного вклада в размере 710 рублей 05 копеек, находящегося на счете в сберкассе, с содержанием в колонии-поселении.

hwkOfNjwXnU.jpg

Издание «В точку» выражает благодарность за подготовку материала пресс-служба вологодских судов, УМВД по Вологодской области и УФСБ по Вологодской области

Фото — группа ВК «Череповец. Ностальгия. Живая история»